Сетевая
Словесность
КНИЖНАЯ
ПОЛКА
Аффтар, выпей йаду!
Екатеринбург
Евдокия
2018
146 стр.
ISBN: 9781387753000
"Чёрная метка" - атрибут, обозначающий обвинение, выдвинутое в случае нарушения устава, порядков, правил и обычаев. Настоящая книга для критика Александра Кузьменкова является "чёрной меткой", адресованной группе отечественных литераторов, считающихся мастерами современной прозы.
Издательство "Евдокия" выпустило сборник эссе одного из самых известных критиков литературы сегодня - Александра Кузьменкова. Кроме ранее опубликованных текстов, в книгу вошли его новые исследования. Книгу легко приобрести on-line на сайте типографии.

ЗАЧЕМ ТЫ ПРИШЕЛ?

(Р. Богословский "Зачем ты пришла?"; М., "Флюид FreeFly", 2018)

Гомункула по имени Зачемты Пришла вывели в нацбестовской реторте. Книга с черным сердцем на обложке вышла в именной серии ответственного секретаря премии Вадима Левенталя, текст редактировала (уж скажите честно: запятые расставила) вечный член жюри Аглая Топорова, а номинировал еще один член жюри, а также неоднократный номинант Алексей Колобродов.

Левенталь в лютом восторге от своей креатуры и не скупится на пафосные гиперболы и сравнения: "Текст предельно эмоциональный, местами так и кажется, что рассказчик сорвется на стихи - и хорошо, что короткий; был бы длиннее, читателя разрывало бы на куски, а так он все-таки остается в живых, хотя и словно в стиральной машинке отжатый". Дело известное: всяк цыган свою лошадь хвалит...

Кто-то довольно точно определил пошлость как попытку выдать малое за великое - моську за слона, мыльную оперу за "Илиаду". "Зачем ты пришла?" - лавбургер, из которого старательно мастерят экзистенциальную драму. Она слушает Земфиру и читает Свияша, он слушает The Doors и читает Сашу Соколова, она ему изменяет, он бухает - тут, ясен пень, Отелло с Вертером пристыженно курят в углу: "Ты норовила укусить, исцарапать меня, и все била, и била, и била кулачком в плечо и в грудь"; "Ты выгнулась, облизала губы, кинулась на меня, стала колотить кулачками по макушке, плечам и по лбу, и все кричала: - И по роже, по роже, по роже, по роже!"; "- П-р-ридурок! - крикнула ты и ушла плакать в ванную", - и так далее, до жестокой изжоги.

Она наступает странице примерно к 50-й: монотонные истерики приедаются, равно как и бурный секс в перерывах между. Автор, зачем ты пришел? Чтобы 190 страниц подряд доказывать прописную истину, на которую Губерману понадобилось всего-то четыре строки: "Очень многие дяди и тети / По незрелости вкуса и слуха / Часто склонны томление плоти / Принимать за явление духа".

Однако это не самое страшное испытание для читательских нервов. Бисквитно-кремовый стилёк, вот что воистину тошнотворно: "придирчиво-карие глаза", "подкрашенный помадой смех", - будто и не суровый липецкий рокер старался, а какая-нибудь Сола Монова или Ах Астахова. Но лучшее, конечно, впереди. Неизлечимое косноязычие то и дело возносит Ах Богословского до психоделии: "Глаз у тебя стал стеклянным, как всегда в моменты душевной яичницы"; "Я таскал на себе мешки, набитые клацающими ртами всепожирающей тоски". Я со скрежетом зубовным пережил и Крюкову, и Беседина, но здесь едва не сломался. Не соврал Левенталь насчет читателя, отжатого в стиральной машинке.

Напоследок - еще один драматический эпизод: "Я попал в больницу со странной болезнью под названием копчиковая киста. Ничего опасного, но нужна была операция... Вдруг эта неведомая киста воспалилась от переизбытка любви к тебе и ее, любовь, нужно срочно вырезать и шмякнуть, кровавую, о белое дно больничного таза?.." Воля ваша, но дизайн обложки ни к черту не годен: не сердце надо было рисовать, а черную... э-э... ну, вы поняли.

Страница,  на  которой  Вы  сможете  купить  книгу



Сетевая
Словесность
КНИЖНАЯ
ПОЛКА