Сетевая
Словесность
КНИЖНАЯ
ПОЛКА
Тамвсердцевине
Екатеринбург
Евдокия
2016
100 стр.
ISBN: 978-1-329-90960-1
В поэзии любовная лирика - самая трудная тема. Немногие за нее берутся, а те, кто решается, редко остаются довольны собой. Новая книга Изяслава Винтермана "ТАМВСЕРДЦЕВИНЕ" - бесспорно, удача поэта.

* * *

Там, в сердцевине у дождя - стекло, а не железо.
Какие капли, жду, просыпятся на голову мою.
По грудь я в землю захожу, а глубже не полезу,
ловя по тонкому стеклу скользящую струю.

Сольемся мы - на радугу разложены в соитье.
Какие в ней цвета твои? Мои не среди них.
Мы ненасытны: ты и я! Кто больше ненасытен?..
И ветер жадно рвет пакет крупинок ледяных.


* * *

Ветер бросается на окно, весь сотрясая дом.
Ужас выдавливая из нот, радующих потом.
Только что возненавидя свет и отключая слух -
ветер отыгран сто раз, спет, и наизнанку - сух.

Кто же увидел в нем дождь, снег, новых уродств боль.
Ветер бросается зол, слеп - вырвавшийся кобóльд.
Он обойдется без слов, ласк, день оборвав, связь.
Сколько бы ветром ты не клялась, он в нашем окне увяз.


* * *

Человек еще хотел бы жить,
в нем поэт - подталкивает к краю.
Время тонкой ниточкой дрожит -
лесочкой натянутой играю.

Он еще узнает, как близка
смерть, на жизнь похожая игрою.
Подсмотреть, но нет в груди глазка,
ктó там, ктó здесь, и кому открою.


* * *

Опять мне холодно и ясно.
Но ясность - враг номер один -
на дне сознания не даст нам
соединить огонь и дым.

Ты не запомнишь свет из окон,
как снег, сочащийся на пол.
И не заполнишь третьим оком
пустот, которые нашел.

Снег набивает светом ясли
и залепляет в сердце щель.
Опять мне холодно и ясно.
Слова качнули колыбель.

Фью-ю-у - сдуваешь снег осевший
с вещей, со времени, с людей.
И он летит повеселевший,
но завтра будет холодней.


* * *

Злобствует снег
или радостно так похрустывают
пальцев костяшки, осколки стеклянных шаров?
Белые мошки покусывают -
с улиц слетевшись на зимний покров.

Ни огня, ни дыма.
Время - морозящим выдохом.
Умерло всё внутри, охладев к глубине.
Дальше - новые зимы с праздничным выходом.
Дальше - только больнее мне.


* * *

Любовь всё делает прозрачным.
Неудержимою слезой -
день - просыпается двузначным
числом испуганной зимой.

Полет ресниц щекочет щеку
и ухо делает тугим.
И по неведомому счету -
мы счастливы совсем другим.

И даже тем, что время глупо
способно кончиться для нас.
А, может, и оно иглу под
сердцами терпит всякий раз.

Не шевелись, замри навечно,
мгновенье, лучшее из всех.
И по невидимой нам встречной
летит, светясь, прозрачный снег.


* * *

Смерть уже почувствовала запах,
старости увидела следы.
Только запах-
нуть пальто и спичку поднести...
Берег света, заповедь воды.

Свет дрожащий, я на полпути...
Вся игра воздушная над бездной.
Не слова по кругу водят нас,
а твои глаза - боль во плоти
слабой и небесной.


* * *

На том берегу и не знают о нас,
что знали на этом.
Записку вложили, назначили час
прийти за ответом.

Гармошкой записка - слова не гадай -
затерты на сгибе...
К тебе подойдут, на словах передай:
что смерть, а не гибель.

Не смысл им важен, всё знают и так,
пойми - ты им нужен:
еще одна нота в еще один такт
и - музыка - ну же!..
Страница,  на  которой  Вы  сможете  купить  книгу



Сетевая
Словесность
КНИЖНАЯ
ПОЛКА