Сетевая
Словесность
КНИЖНАЯ
ПОЛКА
Созвездие Волка
Роман
Altaspera Publishing & Literary Agency
2014
411 стр.
ISBN: 9781304933119
Российскими спецслужбами создана группа специального назначения для проведения диверсионных актов в странах СНГ (прежде всего - в Украине) в "особый период". Состав группы необычен: это социопаты и психически больные люди, которые должны стать "новыми революционерами" и создать обстановку хаоса на территории противника. Однако для куратора проекта, доктора психиатрии Балицкого, противник - само человечество. Он действует по своему плану и осуществляет его в день съезда "Единой России"... обрушивая удар на Москву...

Созвездие Волка

...Узнаешь рождённых от крови!
Овидий


"Я лечу сквозь сны, как сквозь тёмные тучи.

Свет мне скупо отмерен хозяином осени.

Туманные реки, дожди, ветви-щупальца тянет мир, с осторожность спрута трогает воздух...

Длинные ветви - сквозь осень, тянет мир ко мне, тиной плывёт в мутной воде вечной осени, мир плывёт.

Мировая река подо мной. Берега не пускают меня.

Я лечу над рекой.

Добрая мама...

Ещё время... Ещё немного времени - держи меня, держи над хаосом, над домом Левиафана.

Тёплыми руками, сильными руками - держи.

После смерти ты стала сильнее. Я чувствую тебя, я говорю с тобой, ты рядом со мной, ты стала моей богиней, спасительницей моей.

Моя добрая мама...

Дальний свет, тихий свет мой, надежда моя!

Не погасни, не исчезни - красны края туч.

Не оставляй меня наедине с этой рекой! Не дай сорваться, слететь вниз! Не дай утонуть в ледяной, тяжёлой, мёртвой, серо-зелёной воде!

Уродливые твари, порождения грязи, порождения донного ила, речные змеи поднимаются к свету. Извитые спиралями коричневые тела скользят по поверхности вод, длинные пасти ощерены, выпученные белые глаза следят за мной неотрывно.

Хищными бросками летят они по воде, сопровождая меня.

И ждут, когда прервётся мой полёт.

Не дай мне упасть, не дай мне забыть о тебе!"


"Я, тварь Божия, криттер..."

23 августа 200.. года. Последняя запись в дневнике.


- Вот странная у тебя привычка: на сигаретах экономить...

Ладеев бросил окурок в писсуар и повернулся к Валентину.

- Молчишь, Бек? Правильно делаешь, что молчишь. На "Ротманс" не мог разориться? Неплохо ведь зарабатываешь...

Валентин улыбнулся. Криво и неестественно. Он вообще не любил и не умел улыбаться. Но иной реакции на критику со стороны командира так и не выработал.

Возможно, потому, что от природы был несколько туповат, до крайности молчалив, видом - обманчиво простодушен и робок, и в обычной жизни - слегка заторможен.

Но во время боевых операций, словно срываясь с невидимых тормозов, превращался в молниеносно двигающегося и мгновенно и безошибочно разящего врагов демона, безжалостного и холодно-равнодушного инфернального монстра, словно ворвавшегося в этот мир откуда-то из преисподней, населённой гневными богами и тёмными воинами древних мифов.

В иной ситуации Ладеев, хорошо знавший боевые возможности и послужной список Валентина Муратов, агента с оперативным псевдонимом "Бек", не стал бы, пожалуй, без нужды испытывать судьбу и распекать этого бледного, худенького парнишку со стволом в подмышечной кобуре.

Но теперь, точнее - со вчерашнего дня, когда направили Бека в его оперативную группу, нападки и шутки в адрес бледного стали для Ладеева совершенно безопасны.

Потому что сумасшедший в бою Бек начальство (всё, без исключения) любил по-собачьи честно, чисто и бескорыстно. И готов был простить начальнику любой, даже самый болезненный пинок.

Пинок, за который иного, не начальствующего, боевого товарища легко отключил бы мгновенным и лёгким взмахом руки.

- Признаёшь вину? И не моргай так жалостливо! Чтобы я у тебя ещё раз сигарету попросил!.. Чёрт, как же в горле саднит...

Валентин пожал плечами, продолжая всё так же виновато улыбаться.

Ладеев откашлялся и сплюнул в раковину.

- И туалет у них, в институте этом научном... некультурно оформлен. А ещё учёные! Интеллигентные люди, а вот позаботиться о такой важной вещи как туалет...

И замолчал, неожиданно прервав монолог.

Пискнул Bluetooth-наушник. Ладеев, будто поправляя его, провёл по мочке уха.

- Пошли, - отрывисто бросил он Беку.

На ходу, сунув руку за пазуху, снял "Беретту" с предохранителя.

- Без глушителей работаем, - предупредил он Валентина. - Телохранителя ты снимаешь, я работаю по объекту...

Дверь институтского туалета открылась, и на пороге появился низенький, лысоватый мужичок. Одет мужичок был в серый хозяйственный халат, засаленный ворот которого отчего-то стоял дыбом, будто кто-то пытался то ли слишком энергично поправить его, то ли стянуть халат через голову.

Мужичок прижимал к груди невысокую лестницу-стремянку в три ступени, изрядно измазанную серой извёсткой, и моток синей трёхжильной электропроводки.

Мужичок посмотрел на Ладеева недоумённо и, пробормотав: "обалдели совсем... в выходной день, в субботу притащились!", попытался было зайти внутрь.

Но Бек боковым ударом в шею тут же уложил его на кафельный, с полудня пятницы не мытый пол.

- Чего так жестоко? - спросил Ладеев.

- На шум выбежит, мешать будет, - пояснил Бек всё с той же детской, виноватой улыбкой.

- Грубый ты, - с неискренней укоризной произнёс Ладеев.

Нагнулся и, подхватив на ходу моток тяжёлый моток проводки, быстрым шагом вышел в коридор.

"Чего это он выдумал?" удивился Валентин.

Но вслух ничего не сказал, и даже вида не подал. Потому что давно уже затвердил два главных правила: ничему не удивляться и лишних вопросов командиру не задавать.

А в такой ситуации любой вопрос был бы лишним.

"Порадуем "гориллу" осиповскую подарком" прошептал Ладеев, ускоряя ход.

"Объект на лестнице, охрана - один, без сопровождения" прошипел в ответ наушник.

Они вышли на лестничную клетку. И только там одновременно, заученными и до автоматизма отработанными движениями выхватили стволы.


- Виктор Владимирович, машина у подъезда, - сказал Осипову телохранитель, связавшись с водителем по рации. - Там вохровец какой-то вышел, говорит, что вплотную ставить нельзя. Грозит милицию вызвать!

- Пошли его куда подальше! - распорядился Осипов.

Даже здесь, в здании института, на чужой территории, Осипов чувствовал себя начальником и наполеоновских манер не оставлял.

- Пусть вплотную ставит. И никак иначе...

Он услышал шаги за спиной. Быстрые и мягкие. Будто звери - тихими лапами.

Может, не услышал даже, а почувствовал. Тем самым, шестым или каким там ещё по счёту чувством, натренированным за долгие годы, что занимался он этим опасным и непредсказуемым оружейным бизнесом, приучившим его и к тревожному сну, и к ещё более тревожному бодрствованию.

Почувствовал - и успел, успел ещё повернуться навстречу...

"Вот ведь заразы!"

..тем двоим...

"Что у него там?"

...что выскочили, выпрыгнули чёртиками, да не из табакерки, а из тёмного дверного проёма на лестничной клетке между третьим вторым этажом.

Выпрыгнули, и - и вниз, по лестнице. Прямиком к нему.

Телохранитель, в крылья распахнув пиджак, метнулся навстречу этим двоим, что успели на пару ступенек спуститься.

Опасность! Опасность!

Телохранитель среагировал с опозданием на полсекунды. Но эти полсекунды и решили их судьбу.

А, может, и не полсекунды вовсе решили? Может, и без заминки этой ничтожной, короткой были обречены они?

Обречены, едва переступили порог этого здания? Или - когда он решил приехать на переговоры к директору института?

Об этом подумать Осипов не успел.

И вообще - ничего уже не успел. Не успел даже вскрикнуть.


- Держи!

Ладеев кинул телохранителю моток электропроводки.

Бугай метнулся, инстинктивно выбросил правую руку вперёд, защищаясь от летящей ему прямо в голову тяжёлой бухты скрученного синего провода.

Потерял ещё полсекунды. И тут же получил пулю в лоб. Точно по центру.

Он так и не успел взяться за оружие.

Он осел мешком, завалился на бок - и покатился вниз. И остановился в ногах у шефа, ударившись о лакированный ботинок Осипова простреленной головой. О окрасив светло-серые брюки шефа брызнувшей струйкой тёплой ещё крови.

Один из нападавший, низкорослый коренастый мужик (стразу видно - жилистый, мускулистый, тренированный, сволочь!) с грубо скроенным лицом, чем-то неуловимо напоминавшим морду обманчиво-добродушного медведя из зоосада, что только и мечтает усыпить бдительность какого-нибудь наивного посетителя и подманить того поближе к клетке, а там и броситься смертельным медвежьим броском, подошёл ближе к Осипову и отработанным командным голосом произнёс:

- Портфель, портмоне и мобильный!

Осипов покорно, не говоря ни слова, отдал требуемое киллеру.

- Молодец! - похвалил его добродушный зверь.

И дважды выстрелил Осипову в голову.

- Чисто, Вальтер, - оглядев убитых, произнёс Бек.


Ладеев и Валентин спрятали оружие.

Открыли окно на площадке между этажами.

Пробрались на подоконник и спрыгнули вниз, почти бесшумно приземлившись на газон под окнами.

Пробежали вдоль здания института, завернули за угол. С ходу перепрыгнули через высокий, метра в два высотой, забор.

Метрах в пяти от забора, на пустыре, их ждала машина. Белая "шестёрка". Двигатель работал, чадила синеватым дымом выхлопная труба, и двери были заблаговременно приоткрыты.

Они заскочили в машину и старенькие "Жигули", скрипнув и застонав, рванули вперёд, тяжело переваливаясь на поворотах и виражах сбоку на бок.

- Сбавь скорость, Беляк, - скомандовал водителю Ладеев, едва по кинули они глухие закоулки растянувшейся километра на два промзоны. - Не гони! Скоро на Ленинградку выскочим...

Кирилл кивнул в ответ и послушно сбросил скорость.

На Ленинградское шоссе машина выехала неспешным, спокойным ходом.

И с неприметной своею вазовской внешностью затерялась скоро в потоке едущих в область машин.

А через пять минут, подключив мобильный, Ладеев отправил заранее заготовленное SMS-сообщение:

"Vstretili otza na vokzale Doehal bez problem Nikita"

Ладеев переложил вещи убитого и документы из отобранного у него портфеля в заранее заготовленный пластиковый пакет (самый простенький на вид, не привлекающий внимания бело-синий пакет).

Свой же мобильный он оставил в машине. На заднем сиденье "шестёрки" (вместе с Осиповским портфелем).

В "шестёрке", которую загнали они по ухабистой грунтовой дороге в глухой лес где-то за Клином и, облив бензином, сожгли.

Таковы были инструкции: на каждое задание - новая машина. И новый телефон. И новые стволы.

Оружие, кстати, они тоже спалили в машине. Вместе с запасными обоймами.

Оружие, конечно, для нового задания им выдадут. И мобильный с сим-картой тоже не забудут в тайник положить.

А вот с машиной... Опять Беляку угонять придётся, да номера перекручивать. И на двигателе перебивать.

И опять, небось, всё за три дня делать придётся! Как на пожар вечно, ей-богу...

Через три часа пешего хода по забытой богом глухомани они вышли на прокатанный тракторами путь и остановились у края лесной дороги.

- Ну что, бойцы...

Ладеев посмотрел на часы.

- Прогулялись по лесу, проветрились. Порохом и бензином не пахнем, выглядим прилично. До Клина...

Он показал на уходящие вдаль глубокие, до половины заполненные подсохшей глиной колейные полосы.

- Отсюда километров шесть-семь. До Ленинградки через лес напрямую километра три. Здесь разделимся, дальше двигаемся порознь. Лично я в Клин, пивка попить. И на электричку. Да, если по шоссе двинетесь - лучше в транзитную фуру садитесь.

- Да тут и частники - нормальные ребята, - ответил Беляк. - К кавказцу какому-нибудь подсесть - милое дело.

- Сами решайте, - ответил Ладеев. - Вы люди опытные, сами всё знаете. Сбор шестнадцатого, в одиннадцать вечера. На главной...

- Принято, Вальтер, - ответил Беляк.

А Валентин снова привычно улыбнулся в ответ.

Всё той же напряжённой, кривой и неестественной улыбкой, похожей на гримасу несправедливо наказанного родителями простодушного и неумелого в оправдании своём ребёнка, надеющегося хоть такою улыбкой смягчить гнев, от которого нет спасения.



<...>

Страница,  на  которой  Вы  сможете  купить  книгу



Сетевая
Словесность
КНИЖНАЯ
ПОЛКА