Сетевая
Словесность
КНИЖНАЯ
ПОЛКА
Рог Электрона / Horn of the Electron
Полное собрание сочинений на русском языке
Hubrohuset
2012
ISBN: 978-82-999020-1-4
"Рог Электрона" - плод двадцати лет работы и жизни. По сути, она и есть жизнь. Разбитая на осколки, тщательно собранная, и бережно переложенная страницами этой книги.
Скучно не будет.

Что представляет собой эта книга? Немного юмора, немного эротики. Немного грусти. Эти стихи выворачивает реальность наизнанку. И чем фантастичнее картина, исполненная неожиданными рифмами - тем пронзительнее ощущается связь с окружающей нас, казалось бы, привычной жизнью.

- Nebulosa N.



3xyc не пишет стихи. Он их составляет, рассыпав на пол несколько головоломок и собирая их случайным образом - но из этих случайностей выстраивая задуманную картинку, настолько причудливую, что создать её как-то иначе - попросту невозможно. И это не китч.

- Inkognitov P., inkognitov.livejournal.com



Это синтез какого-то интерактивного, современного импровизационного театра и старого понятия текстуальности. Текст становится действующим, происходящим, активной диалоговой моделью, не пассивным материалом для размышлений, не мыслью, а действием.

- Febb, febb.livejournal.com



* * *

С печалью Лагерфельда перед выдрой

мы прыгнем в заскорузлый потолок.

О, люстры бородатая клепсидра,

соси кубообразность наших ног!

Неведеньем умытая базука,

прикалывай, целуя, к небесам

не бабочек, толстеющих от звука,

но высшей бороды универсам!



* * *

Умер цирк. И умер слон.

Умерли собачки.

Умер ослик под седлом

Умершей циркачки.

Клоун умер, умер свет

В лампочках на стенах.

На трапеции скелет

Реет над ареной.

Умер седенький скрипач,

Улыбаясь мило.

Умер карлик и силач.

Умерла горилла.

Только ты ещё влачишь

Бремя тяжких дней.

Что вздыхаешь и грустишь?

Умирай скорей!

И тогда сквозь мрак и лёд

в космосе безбрежном

над пустой землёй взойдёт

череп белоснежный.



* * *

Угол дома мягок треугольный.

Розовые тётеньки в саду.

А кузнечик, рыцарь бронебойный,

Дует в электронную дуду.

И в ответ на зов его протяжный

Из ячеек дрогнувшей травы

Жук ползёт пятнадцатиэтажный

Со сверлом могучей головы.

Вьются нимфы над его мотором

В бесконечном ужасе своём.

Вянут листья под угрюмым взором.

В памяти программа - стать царём.

Пышет пар от перенапряженья

В трубах обогрева бороды.

Он шагает без предупрежденья

По янтарным жителям травы.

Тонкий меч кузнечик вынимает,

Трепеща в прыжке своём, летит

И гиганту голову срубает.

Сыпется из раны лазурит.

Нимфы, умирая от испуга,

Разлетелись в разные кусты.

Мечется остов жука по кругу.

Брызжет соком короб головы.

И дробится многими мирами,

И мерцает синяя роса.

И восходят луны над горами,

И летит ночная стрекоза.

И сто тысяч раз кузнечик лунный

В мириадах солнечных миров

Дует мириадом губ латунных

В головы засушенных жуков.



ДЕМОН

Когда на горле вдруг разбухнут вены

От злобы неожиданной на мир,

И ярость слепо в каменную стену

Вобьёт кулак, взболтав подкожный жир,

Ты встретишь в переулке незнакомца:

Весёлый взгляд, обычный бодрый вид

Для жителя тех мест, где светит солнце,

И жизнь чредою радостной бежит.

Пройдёт он мимо быстрою походкой,

Довольный деловитостью своей,

Неся в руках портфель или коробку,

Бросая тень при свете фонарей.

И вдруг увидишь, как за ним по снегу

Волочатся два чёрные крыла!

Они видны в игре теней и света.

Названья им - Ничто и Пустота.



* * *

Рождённые энергией Вселенной,

мы мчимся в сонмах медных проводов

сквозь дни и ночи к целям вожделенным,

что скрыты под защитой черепов.

Без счёта разбиваясь об экраны

на миллиарды красочных частей,

усиливаем каждый миг удары

С обратной стороны их плоскостей.

И день придёт. Взорвутся мониторы.

Мы ринемся в зрачки раскрытых глаз.

Мы подчиним сердечные моторы,

ускорив частоту в сто тысяч раз.

Овал земной мы сетью вен покроем.

Спустя века, родится Геркулес.

Он выйдет из бушующего моря,

и рёвом огласит бескрайний лес.

И, чтобы утвердить закон единый,

собрав тела Вселенной в сеть одну,

он вызовет богов на поединок,

пронзив копьём замшелую Луну.



* * *

Медведя потрохами оглушили

И в банку с мёдом посадили.

Из банки смотрит электронный гад.

О нём читаем сразу же доклад:

Medvedus - сон. Он лижет пневмолапу.

Подобен рёв трёхмерному квадрату.

Большое сердце в 300 мегагерц.

А в брюхе девятнадцать тысяч дверц.

В них пчёлы мёд несут, а сор выносят.

Траву вокруг него прислуга косит,

Чтоб при ходьбе их добрый господин

Был в курсе о характере глубин.

Сам Чудо-Лев порой не без опаски,

Его завидев, прячет сферы-глазки

За маслянистой плёнкой малых век.

Глушит радар, в экраны мечет снег...

Раскрыв прозрачных крыльев перепонки,

Срывает с грязных выхлопов заслонки,

И, развернув тридцатитонный торс,

Тропинки узкой покидает ворс.



* * *

В холодный лес вонзаясь, не дыши.

Цени покой изысканных растений.

Застывшую синичку окружи

Синонимом своих столпотворений.

Лес полумёртв. Отравлены поля

Апрельской высотой полубезумья.

Цари лесов, назначьте же меня

Ответственным за хохот в полнолунье!

Страница,  на  которой  Вы  сможете  купить  книгу



Сетевая
Словесность
КНИЖНАЯ
ПОЛКА