Сетевая
Словесность
КНИЖНАЯ
ПОЛКА
Русский рефрен
Стихотворения, баллады, поэллады
156 стр.
Сергей Сутулов-Катеринич - человек, известный в Ставрополе как журналист, сценарист, редактор, но в последние годы - всё больше как поэт. В этом качестве он вышел далеко за пределы своего географического положения благодаря мощным залповым публикациям на литературных интернет-сайтах. Впрочем, изданы и традиционные "бумажные" сборники автора - "Дождь в январе" и "Азбука Морзе".
И вот - "Русский рефрен". Похоже, что в название автор вложил свои вопросы, идеи и даже декларации. Оправдывается ли его вызывающая эклектика, сочетание двух вопиюще разноязычных слов? Если попытаться подобрать русский аналог слова "рефрен", чувствуется его неоднозначность. Что это: повтор? Припев? Напоминание? Возвращение? А тройное "Р-р-р", львиный рык - демонстрация силы? Угроза? Тоска звериная?
Всё это есть, всё это будет в стихах Сергея Сутулова-Катеринича. Напор и темперамент, базар и вокзал, скоморошина и коррида, в которой кто бы ни был убит - бык или тореадор - второй окажется победителем... (Ирина Аргутина)

ОСТОЯТЕЛЬСТВА СОВЕСТИ

(Стихотворения и баллады из книги "Русский рефрен")



Баллада об учтённых дураках и уцелевшем друге


Я врагов сосчитал поимённо -
      хватает на целую роту...
На могилах друзей
      неизбежен паскудный запой...
Подлеца назову подлецом -
      навсегда потеряю работу:
Восклицательный знак
      обернётся пустой запятой.

Новоявленный враг?!
      Рота радостно примет Иуду -
Рыбаки рыбака
      встретят водкой и красной икрой.
"Ненавидишь поэта?!" -
      "Зачтётся как высшая удаль!" -
"По традиции - тост..." -
      "За скорейший его упокой!"

Удивительный сброд -
      улыбаясь, удавят за "лычку":
"Заслужил - получи!" -
      "Потянись за фальшивой звездой!"
Дурака окрещу дураком -
      истребить невозможно привычку,
Хотя каждый учтённый дурак
      поднимает отчаянный вой.

Я врагам насолил.
      И они расстарались на славу.
За войною - война:
      "Обезумел сражаться с толпой?!"...
Короли подворотен
      горазды топтать на халяву,
Покупая попутно
      Чукотку, Байкал и "Плейбой".

Продолжая дерзить,
      Обращусь к уцелевшему другу:
- Улетаешь? Вернись,
      виражи заложив над Москвой, -
Со щитом и мечом...
      Я сберёг амулет и кольчугу.
По традиции - тост:
      "Отвечаю своей головой!"



Мелодия печали и добра


Соперник, ты рифмуешь на "ура!",
А мне дороже веточка мимозы,
Подаренная в дивные морозы
Девчушкой из соседнего двора...

Поэзия - безумная игра:
Метафоры, как вдовы, одолели.
Кровавы безобидные дуэли.
А критики кричат: "Вы - шулера!.."

Гадалка, философии сестра,
Твердит о революции беспечной -
Теории увечной и конечной,
Упавшей с оголённого пера.

Овации, мой милый, мишура:
Банальная, но точная примета.
Пока кружится синяя планета,
Опасны и прекрасны юнкера.

Лахудры, непотребные с утра,
Мечтают о послании Петрарки -
Подарки триумфальные у арки
Горят на рыжем зеркале костра...

Мелодия печали и добра
Задумчиво выводит на свирели
Застенчивые трели колыбели -
Из чистого, как детство, серебра.



Ирония богов,
или Предчувствие сонета


Вы вспомните его -
      по скомканной улыбке,
По синему кашне
      и спорной ноте "до"...
Потешный старикан
      чирикает на скрипке,
Кивая пятакам
      тинейджеров и вдов.

Пророчил и блажил
      у призрачного мола
И рифмы раздавал...
      А царский золотой,
В ладошку завернув,
      дурашливо промолвил:
"Награда, ангел мой,
      за точность и за тон..."

Окликнуть? Освистать?
      Спросить о звездочёте,
Которым был скрипач?
      И памятью зрачка
Террасу воскресить
      и парусник нечёткий...
Но ищет талисман
      неверная рука.
Замызганный бульвар
      пронзит осколок солнца,
И звякнет золотой
      о горстку медной лжи...
Заученный поклон -
      старик не обернётся.
Пророчества сбылись:
      стихи - как миражи.

Ирония богов?
      Причуда пилигрима?
Мгновение - и вы
      ныряете в метро,
Твердя его сонет -
      о мнимых величинах,
Загадывая свой -
      о бешенстве миров...



Беспризорники бытия


Бюст героя и... бюст вдовы
Перевязаны буквой Ю...
Отвергая пустое "Вы",
Сигаретку твою курю.

Я, поверь, воевал, как он.
Ну а он воевал, как я...
Из двоих различил Харон
Беспризорника бытия.

Кровь победы и соль беды
Забинтованы словом БОЛЬ...
Чистый спирт! Молодым - воды.
Паранойя: нелепый бой...

Бюст героя - моя вина.
Перелёт! Сочинять зачем?
Перемать! Такова война...
И шарахнул огнём чечен!

Перевал. Вертолёт. Санчасть.
Задыхаясь на звуке О,
Он хватал за халат врача:
"Вологодское молоко..."

Ослепителен бюст вдовы...
Извини: я бездарно пью, -
Потому что семь лет, увы,
Безнадёжно тебя... люблю.

"За разведку?!"
      Идите на...
Задрожал дремавший перрон.
Промолчала чужая жена.
Промычал старина Харон.



Ижица и заложница


Гагары кричат - ночь умножится.
Весёлая осень наплачется.
Рисуй торопливо, художница,
Девчушку в оранжевом платьице,
И церковь, и лошадь, и деревце,
И дом, что в реке преломляется...
На память напрасно надеяться:
Она - беспробудная пьяница.

Печали как радости помнятся.
Медовые праздники - тризнами.
Молись у камина, паломница,
Пугая солёными брызгами...
Попросишь у бабушки извести:
- Пора побелить нашу хижину!
Дай песню потешную высвистеть -
А звуки и в сумерках выживут.

Очнётся дремавшая звонница,
И рифмы распробует колокол.
Порадуй, святая невольница,
И хлебом, и салом, и солодом...
А если надумаешь выступить
Великой войной - врукопашную,
Дай избу горячую выстудить
И ведьму прогнать бесшабашную.

Я буду слагать, сколько сможется,
По строчке стихи, пока дышится!..
Шепчи осторожно, заложница,
"Снежинками вышита ижица".
Решила судить меня истово -
До смертного часа, последнего?!
Дай истину чистую выстрадать:
Христос справедлив без посредников...



Good buy, Россия!

      Судьба, судьбы, судьбе, судьбою, о судьбе...
      Булат Окуджава

Стихи ручной работы.
Судьба топорной вёрстки...
На краешке субботы
Сижу, считая звёзды:
Вчера гостил на синей,
Мечтая о зелёной...
Сгоревший кипятильник
Обдаст волной палёной.

Стихи резной работы.
Судьба банальной вёрстки.
Депеша из Дакоты:
"Remember! Happy birthday!.."
Коверкаю английский -
Заплаты на цитатах.
Шотландский чёрный виски
Двойник глотает в Штатах.

Стихи земной работы.
Судьба небесной вёрстки...
Историй повороты.
Событий перекрёстки.
Я рифмами накаркал
Звезду чужого круга:
Страна судьбе - товарка,
Соперница, подруга?!

Стихи святой работы.
Судьба бездарной вёрстки...
По лезвию заботы
Иду, считая вёсны.
Я прозой отчеканил
Звезду родного круга:
Good buy, Россия! Амен...
Судьба стране - прислуга.



Ангел-хранитель города S
на фоне солнечного затмения


            Ирине Аргутиной

Отправляю тебе литографию "Обморок Солнца" -
Или "Ужас Луны", если пристальный глаз повелит...
Полпланеты грустит, половина - поёт и смеётся,
Неучтённая часть созерцает сады атлантид.

Прилагаю стихи под названием "Обморок сердца" -
Комментируя их, выпил лишку татарин-сосед.
"В Антарктиде, - твердит, - подо льдами секретная дверца,
А за нею сокрыт на века замурованный свет..."

Направляя тебе фотографии "Оторопь Солнца",
Я не знал, что луна покидает сибирский зенит.
"В Петербурге - туман..." - телеграмма пришла от чухонца,
"В Тель-Авиве дождит..." - отстучал на дисплей одессит.

"О текиле забудь! - намекаешь на оторопь сердца. -
Алгоритмы причин - в частоколе скандальных баллад..."
Тиражирует март обертоны уральского скерцо,
А Лавров (Королёв?!) уверяет: "Я - Понтий Пилат!"

Параллельно строчу киноверсию "Обморок Солнца" -
Переводчик Арнэ норовит про Чернобыль ввернуть
И про ужас луны, но при виде горилки трясётся...
(Ты жалела меня: "Не глотай закордонную муть!")

Рефлексует рефрен, у татарина - обморок сердца...
Совершенно забыл, что на снимке, где Ангел парит, -
Тонкий серпик Земли...
      А француз, окрестив иноверца,
Напросился в полёт с космодрома моих атлантид.



Королева разбитых зеркал


Я латаю латынь и латунь,
Ты рисуешь лазурь и узоры...
За окном - соловьиный июнь,
Или плачет январь беспризорный?

Иллюзорна любовь. А война
Настоящая - только в окопе...
Упоительны те времена,
О которых не сложат утопий.

Я шифрую шафран и шифон,
Ты свирель мастеришь из сирени...
Твои письма на Западный фронт,
Вероятней всего, отсырели.

Мы рубили судьбу на рубли
И робели на белом причале...
Оттрубили твои журавли,
И бакланы мои откричали.

Я рифмую купель и капель,
Ты ревнуешь: то - Лиза, то - Лена...
Белопенный рояль закипел,
Ошалев от коллизий Шопена.

Нас Гомер обыграл в поддавки -
На осколки распались эпохи...
И сонату в четыре руки
Исполняют в ночах скоморохи.

На Гражданской тебя разыскал -
Затерялась в жеманной Гаване,
Королева разбитых зеркал,
Амазонка запретных желаний.



Лебединая сказка


Когда согреешься, уснёшь
В дороге долгой и печальной,
Увидишь сон, в котором ложь
Казалась сказкой изначальной.
Увидишь сон, в котором явь
Чалму и... шубу нарядила,
Рисуя в умных словарях
Потешный профиль Аладдина.

Секреты скрученных секунд...
Волхвы, судьбу переиначив,
Ладонь алмазом рассекут:
Ты - внук Фортуны, сын Удачи.
Решился главное сказать
Девчонке в тамбуре морозном,
Успел обнять больную мать,
Сумел понять: сожгли наркозом.

Лакуны краденых минут...
Биограф Фауст роль исправит
И красным штампом "Alles gut!"
Сценарий жизни окровавит.
Профессор - зол. Художник - нищ.
Скрипач. Чердак. Свеча. Стаккато!
Банальнее Мытищ и Ницц
Сюжет, прокрученный стократно.

Фантомы лакомых часов:
Винчестер сердца ритм утроит -
Засов системы "Майкрософт"
Готов стеречь ворота Трои.
Теперь терпеть: и быль, и боль,
И стон, и сон, и кнут, и пряник...
Твоя свирель и мой гобой
Врачуют раны расстояний.
............................................
Очнусь над пропастью во ржи:
Разрежут небо за рябиной
Великой лажи тиражи
И гранки сказки лебединой...



Октябрьский оберег
для виртуальных героев и реальных людей


            Петру, Марии, Ольге...

Ты поверила мне, рифмовавшему оды и годы,
Пароходы топившему в красном стакане вина,
Рисовавшему мелом на чёрной доске небосводы,
Зажигавшему звёзды в тотальных провалах окна.

Ты поверила ритмы мои, укрощая длинноты, -
Ноты зёрен кофейных будили рояль на заре...
И на грешной горе зарывали мечи гугеноты,
И арабы дробили дрожащий в жаре Назарет.

Я, спасая тебя, сургучом запечатывал даты,
Обрубая канаты, сжигал одиссеи дотла,
Памятуя: всегда от бессонниц страдают пилаты,
Понимая: пираты цариц разорят догола.

Ты поверила мне, отрицавшему свадьбы и смерти,
Напевавшему Верди на башне Китайской стены,
Толковавшему сны в улетавшей от пули карете
И, осмелюсь заметить, виновному - но без вины!

Ты поверила судьбы мои, отметая наветы, -
Неподсудные судьи кусали тайком медяки...
Впечатляют моменты, когда золотые монеты
Зеленеют, касаясь неправедно правой руки.

Я поверил тебе и, проверь, безоглядно поверю -
Вопреки воронью, и врунам, и волхвам, и ворью...
Дураки и враги аплодируют Пьяному Зверю?
Ну а ты сбереги окаянное слово люблю!



Поднебесные вести


Обстоятельства времени,
      памяти, совести,
Иногда исказят
      обстоятельства места...
Если в Омске с невестой
      навеки поссорились,
То, возможно, в Одессе
      возникнет невеста.

"Тили-тесто..." споют
      на Потёмкинской лестнице...
Разрывая зубами
      сырые потёмки,
Вы расскажете новой
      о прежней прелестнице,
И прожектор размножит
      ресниц окаёмки.

Караулит прибой
      карнавальные признаки.
Обстоятельства памяти
      море промоет.
На рассвете трезвеете:
      праздные призраки
Косяками уносятся
      в небо немое.

Обстоятельства места
      вручая грамматике,
Наплевав на подружку -
      предел совершенства,
Обстоятельства времени
      кроя по матери,
Навсегда покидаете
      город блаженства.

Стюардесса поймёт:
      "Обстоятельства совести..."
На мобильник кивнёт:
      "Позвоните невесте..."
И сжимает рука
      пуповину бессонницы:
- Разбудил?! Расшифруй
      поднебесные вести...



"Чёрный квадрат" и белый аист


Как обычно, не хватает
положительных эмоций -
и фонариков Китая,
и фантазий Карло Гоцци...

Эта чёрная полоска
наплевала на тельняшку,
на морозец кисти Босха
и пятнистую дворняжку,
на ментальные интрижки
и миндальные коврижки...
Солнце сланцевое плоско
в цепком клюве альбатроса.

Каламбурит модератор
виртуально и брутально:
"...три карата - три пирата -
три заката... трио тайны..."

Эта чёрная полоска,
чает Ангел, много шире
жирной лужи миргородской
и шоссейки на Каширу;
Сатана приватно спорит,
что она - пасть Преисподней...
До-ре-ми - без отголоска:
помяни прах Холокоста.

Хулиганит "хали-гали"
на окошке у чухонца -
фестивалит мальчик Гарри,
умирает мальчик Моцарт...

Эти белые полоски
улыбаются азартно
из-под санок эскимосских
(эскимо и спирт - на завтрак!),
из-за "Чёрного квадрата"
(Казимиру - три карата
из короны альбиноса,
остальные - ранним росам!)

Папироска папарацци -
украшение крюшона:
раздели на восемнадцать
фарс кремлёвского оффшора...

Эта белая полоска
(осевая, без пунктира!) -
церковь, озеро, берёзка,
ну а в небе - реактивна
параллельная пороша:
наше будущее - в прошлом...
Октябрятская матроска
впору внуку, матка Боска.

Альфа, бета, гамма - в точке
бесконечности. С чего бы?!
Улетает с чёрной строчки
белый аист - на Чернобыль...



Бокал вина в Гурзуфе...
К вопросу о предмете поэзии


Судьба отметила кольцо, янтарь, хвоинку -
Любовь ответила смещением орбиты...
Пугая третьего, накликали Ходынку
Твои обеты, мои обиды.

Чересполосица: дожди, долги, метели.
Года проносятся: сады, суды, закаты...
Многоголосица: отплакали, отпели
Мои сонеты, твои сонаты.

Цветок женьшеневый храни кариатиду!
Предощущение вины, войны, вендетты...
Но прежде времени устроили корриду
Твои вопросы, мои ответы.

Шарманка-нищенка - крушение интрижки.
Обрящет ищущий караты и кошмары...
Смущая лишнюю, сыграли в кошки-мышки
Мои актрисы, твои гусары.

Молвы невнятица - пестрят края чужие.
Под горку пятятся парижские арбаты...
Страстная пятница: молитвы отслужили
Твои аббаты, мои комбаты.

Предмет поэзии?! - Бокал вина в Гурзуфе,
Ром Полинезии, проклятия, осанны...
Отполонезили, мечтая о мазурке,
Мои Людмилы, твои Русланы.



Парашютик из детства


      Бумажный змей метался в вышине,
      Над крышею летел, под облаками -
      И девочка в распахнутом окне
      Смотрела вслед счастливыми глазами.
      И белый змей, и воздух голубой,
      И девочка окно свое раскрыла...
      Неужто это было всё со мной?
      Ах, Боже мой, неужто это было?!
      Тимур Шаов

Предавать не умею,
Продавать не могу
И бумажному змею
Никогда не солгу...
Стонет Анна на шее,
Стынет водка в снегу -
Замуруете, шельмы?!
Всё равно убегу!

Надышавшись елея,
Обрыдалась душа.
Мезонин Мавзолея -
Саркофаг шалаша...
Исправляю ошибки
Одичавшей страны -
На колени, паршивки,
От винта, пацаны!

О букашке радея,
О себе - ни гугу.
Не прощаю Фаддея,
Но Фоме помогу...
Над романом корпея,
Вспоминаю "Муму".
Уважая шарпея,
В дом дворнягу возьму.

Улыбнусь брадобрею,
Перепрятав ножи, -
Зеркала подобреют:
Отрицание лжи!
Пожелтевшему змею
Отправляю письмо:
"Постарел, сожалею,
Разлюбил эскимо..."

Парашютик - в ладони,
Ободряя судьбу:
"Милый мальчик, запомни:
На подножки - табу!.."
У бумажного змея
В неизбывном долгу -
Ничего не имея,
К небу нить берегу.



Избушка на краю Ойкумены


Вспоминаю некстати, не в такт, невпопад,
Наугад, ненароком, навскидку, навзрыд:
Прожигает сугробы оранжевый сад -
Абрикосовый сад над позёмкой горит.

Чёрной ночью повержен Январь-государь.
Цесаревич-сентябрь пророчит потоп.
У австралий и африк вразброд календарь.
У америк и азий хворобы европ.

Загадав наобум, понесусь напролом,
Усмирив дураков, ошибусь на Покров... -
Неоконченной фразы бессонный синдром
Разрывает в клочки буквари школяров.

Осторожно, потомки! Старик намарал
Асинхронные строки - империи в лоб!
У вальяжной Европы двойная мораль.
Азиатская память шаманит взахлёб.

Словари проживут битый век без моих
Прокажённых наречий, невнятных имён...
Ах, Расея, страна нерождённых слоних
И казнённых икон, и распятых времён.

Белой ночью воскреснет блаженный Июль.
Непрощённый Февраль Октябрю подмигнёт...
На краю Ойкумены избушку рублю:
Снегирей недолёт - журавлей перелёт.

Ощущая озноб, для идущего вслед
Возвращу вопреки, виновато, всерьёз
Абрикосовый сад и оранжевый свет,
И Любовь, и Надежду, и слёзы берёз...



Грамматика Востока


Когда умру от нежности к тебе -
Твоим стихам, мелодиям, заскокам,
Закружится над кряжем Коктебель,
Опознавая душу по осколкам.
Когда умру от жалости к тебе...

Когда умру от ревности к нему -
Его ухмылкам, фразам, междометьям,
Циничные потомки не поймут,
Кого, за что, зачем и чем отметим?!
Когда умру от зависти к нему...

Смешны попытки пережить тебя,
Минуя мины и шипы ошибок...
Дрожащие мундиры октября
Горят в рубцах рябиновых нашивок.
Грешны попытки пережить тебя...

Когда умру от жалости к тебе -
Твоим Шер-хану, "Шевроле", баштану,
Весёлая ватага кобелей
Процессию проводит под Бештау.
Когда умру от верности тебе...

Когда умру от подлостей его -
Бульварных, куртуазных, виртуальных,
У Воланда случится торжество
С участием персон маниакальных.
Когда умру от пошлостей его...

Грешны попытки пережить тебя,
Срывая крыши и свинец стоп-кранов...
Пиратствуют в пространствах букваря
Крутые пожиратели романов.
Грустны попытки пережить тебя...

Когда умру от верности тебе -
Губительной, язвительной, жестокой,
Старательная стая голубей
Начнёт зубрить грамматику Востока.
Когда умру от нежности к тебе...
Страница,  на  которой  Вы  сможете  купить  книгу



Сетевая
Словесность
КНИЖНАЯ
ПОЛКА