Сетевая
Словесность
КНИЖНАЯ
ПОЛКА
Собака Раппопорта
Больничный детектив
Серия "NEO Классика"
Москва
SelfИздат Триумф
2007
352 стр.
ISBN: 978-5-89392-279-0
Больничный Детектив - произведение для Алексея Смирнова уникальное в том смысле, что он, обычно работая в двух разных жанрах, которые никогда не соприкасаются, попытался сочетать химическим браком быль и вымысел. Это подлинные больничные истории (почти все), объединенные фантастическим сюжетом. Книга издана в двух разных обложках, и потому кажется, что ее либо две вообще, либо два тома, но она одна. Читатель решает сам, какую приобрести - с галлюцинаторными мышами или в косую линейку.

Фрагмент из романа

- Вам надо остерегаться процедур, - посоветовал Ватникову Хомский. - Особенно капельниц. Я не думаю, что вас собираются убить, но вывести из строя могут. Вы будете лежать пластом до самого конца - Николаева или Медовчина. Медовчин, повторяю, вероятнее, потому что Дмитрию Дмитриевичу и без того конец. Его выпроваживают на пенсию. Я слышал, как разговаривали в узельной... в бельевой то бишь. Санитарки. Они говорили совершенно недвусмысленно.

Иван Павлович лежал неподвижно и смотрел в потолок.

- Надо прокатиться в Академию, - сказал он твердо. - Пока я еще полон... наполовину полон сил.

- Ну и поехали прямо сейчас! - воскликнул Хомский.

- И хорошо бы еще завернуть в аптеку...

- Не возражаю. Правда, это создаст помехи - в Академии вас унюхают, доктор.

Ватников отмахнулся:

- Это же вояки. Они и носом не поведут...

- Это верно, - согласился Хомский. - Вы выплюнули таблетки?

- Разумеется, - Иван Павлович даже позволил себе шутливо козырнуть Хомскому. К сожалению, это заметил Миша, и Ватникова смутило понимающее выражение его лица.

- Надо спешить, - проскрипел сыщик. - Держите себя в рамках, мой дорогой друг. Не надо этой бездумной удали, этого шапкозакидательства... И очень прошу вас: когда разговариваете со мной - не раскрывайте рот. Вы влипнете в какую-нибудь историю.

Иван Павлович, которого еще изрядно пошатывало после вчерашней капельницы, переоделся в выходное платье, взял трость. Он обратил внимание, что Хомский, вечно державший руки в карманах кофты, вытянул ее уже до пят и этим в какой-то мере уподобился настоящему призраку, каких рисуют.

- Академия - крепкий орешек, - рассуждал Хомский. - Это тебе не отдел кадров в сонном королевстве. Там нужен подход и маневр, то есть хитрость.

- Рыться в делах меня точно не пустят, - убежденно отозвался Ватников, спускаясь по лестнице и обессиленно держась за перила.

- Обойдемся без дел. Мы побеседуем с униженными и оскорбленными - такие всегда найдутся.

Вышли не сразу, предварительно заглянув к Бронеславе Виссарионовне. При виде их она встала из-за стола и повернулась спиной. Она глядела в окно, а Ватников, науськиваемый Хомским, безжалостно добивал ее, вколачивал гвозди куда придется:

- Вы поддались ему, но негодяй женат. Можете не отвечать нам... мне. Он обманул вас. Вы служили ему верой и правдой, и даже неправдой. Вы собирали по его указке собачье дерьмо, оставались в администрации на ночь и подло, подло разбрасывали... Женюсь! Вот что сказал вам этот мерзавец. Женюсь, когда усядусь в николаевское кресло. И вы, вы... Вы заманили заслуженного человека, по склеротичности своей падкого на сладкое, на лестницу, к запертой библиотеке... вы наплевали на его труды и доброе сердце... или было иначе? Вы попросили его о помощи, и старый добряк не мог отказать вам в пустяковой операции?...

Гоггенморг не сказала ни слова. При последних обвинениях она взялась за сердце и стала медленно оседать. Иван Павлович проворно подхватил ее, пересадил в кресло и щедро облил водой из графина. Он вышел молча, не требуя признаний - вид этой женщины был красноречивее любых слов.

- Молчит - значит, ответить нечего, - суетился рядом и приговаривал Хомский. - Соглашается...

До Академии было три остановки трамваем; денек выдался неплохой, и сыщики решили прогуляться пешком. Побывали в аптеке. Пока они шли, Хомский снисходительно посвящал Ивана Павловича в тонкости следствия.

- Начальник всегда остается начальником, особенно армейский. Ведь он заведовал кафедрой! Студентки стайками, вы представляете?...

- Это же Военно-Медицинская Академия, - смущенно напомнил ему Ватников.

- Хорошо - курсанты стайками... Тем острее потеря... Это же понижение - не иначе, как за какой-то проступок! Д’Арсонваль молод, честолюбив и абсолютно аморален. Посмотрите, как он использует людей!

- Я вижу, - медленно молвил Ватников, помахивая на ходу тростью и сладостно раздувая ноздри, обоняя ветер, и небо, и землю с водой. - Однако почему так мудрено и хитроумно? Нельзя ли было подловить Николаева на чем-то реальном? Зачем городить огород с санитарной службой... да и собака - что это за собака?

Хомский воздел обвиняющий перст:

- Собака чрезвычайно важна, мой друг! Она обнажает беспробудное пьянство, царящее в вашей богадельне... Она привлекает внимание... В ее реальности возникают сомнения - и хорошо! Смотрите, до чего допился наш контингент, господа проверяющие!

- А смерти? Зобов и Рауш-Дедушкин - к чему это?

- Лишняя смерть никогда не помешает... Что это за больница, где люди мрут на лестницах и в коридорах? Неважно, от чего... Здесь нужен новый руководитель, желательно из служивых, суровый пастырь с железным жезлом! Я даже, любезный, могу порассказать вам о Зобове, - Хомский перешел на таинственный шепот. - Недавно мне удалось побеседовать с ним лично...

- С Зобовым? - у Ватникова упало сердце.

- С ним. Контакт еще слаб, он желает лучшего - контакт желает, не Зобов... но кое-что мне старик успел нашептать... Вы знаете, зачем он поперся на физиотерапию в такую рань? Ему дали талончик! Начмед своей собственной рукой выписал ему талон на совершенно немыслимое время. Несчастный исправно потащился... Скажу еще страшное: от Зобова негодяй и узнал о собаке-волке... Зобов лечился очень давно, времени реализовать сатанинский замысел у начмеда было достаточно. Ему понравилась легенда о Каштанке...

- И где же талончик?

- Пропал, конечно! - с издевкой крикнул Хомский. - Потом, когда вокруг началась суета. И мне понятно, в чьем кармане он пропал. Зобов пришел в пустынный коридор, и там...

Они не заметили за беседой, как добрались до места. Академия молча раскинулась перед ними, неприступная и негостеприимная.

- И там... - в ужасе прошептал впечатлительный Иван Павлович.

- Да, там... - задумчиво проговорил Хомский. - Он умер, уверенный, что видит свою собаку-волка. Он бежал от нее... Что там было такое - именно это нам сейчас и предстоит выяснить. Вы уже слышите этот странный лай собак? Не слышите? Вот это и странно: они не лают... Их нету здесь...



Заказать книгу можно также по телефону и электронной почте:
тел. (495) 772-19-56, 720-07-65
e-mail: opt@triumph.ru
Отдел книга - почтой: 125438, г.Москва, а/я 18 (post@triumph.ru)



 Искать книгу в книжных интернет-магазинах
Название (1-3 слова)
Автор (фамилия)
Доставка в регион



Сетевая
Словесность
КНИЖНАЯ
ПОЛКА