Сетевая
Словесность
КНИЖНАЯ
ПОЛКА
Землепользование
Стихотворения
Москва
Русский Двор
2006
192 стр.
ISBN: 5-88752-054-Х
"Землепользование" - вторая книга московского поэта Михаила Квадратова. Поэт уводит читателя в фантомный мир, в котором безошибочно угадывается суть мира настоящего. Единожды посетив открывшиеся пространства, читатель не останется прежним.

Переходы

Чего еще возьмешь со смерти -
Она четвертый вечер вертит
Разорванным календарем;
Поет: когда мы все умрем;
Сует билеты и пин-коды -
Давно пора, но пешеход
Тайком рисует переходы
И не умрет.



* * *

этой ночью воздух обесточен
нечего искать такою ночью

заходи - совсем недалеко
там зима в прокуренном трико

кашляет - но ей немного лучше
там горит табак ее колючий

светят фотографии огня
там зима не смотрит на меня

мы живые мы лежим на вате
мы живем в оборванной цитате

что кругом другие города
где никто не будет никогда

этой ночью воздух обесцвечен
мы не дышим - незачем и нечем



Сумерки

Отгудело, отгуляло,
Засыпает Божий мир,
В миске спит бульдожий сыр,
Спит бульдог под одеялом,

Спит за синею гардиной
Деревянный лилипут,
Он не ведает минут,
Он обернут паутиной.

Я - линейки не касаюсь.
Все расчерчено давно.
Я весь день глядел в окно.
Я - здоров. Я улыбаюсь.



розмари

нам лежать в остывшем персеполе
на несуществующей траве
без сюжета без вины и боли
вечером в четыре в голове
лопнет электрическая нитка
подрожит немного и внутри
задохнется пленная улитка
старая улитка розмари



Жара

Слышишь: выжжены жарой,
прорывая оболочки,
крошатся пустые строчки.
Или, может, неживой

трётся ветер об эфир
недобритою щекою -
счастья нет - и фиг с тобою.
Или из пустых квартир

пролетая на жуках -
невесомы, многоноги -
шелестят былые боги
на засохших языках.



для СтеппенВольфа

когда горит нервический париж
сворачиваясь черными цветами
ты говоришь и медлишь и паришь
мы это пламя

мы эти бабочки мы сладкий чад
мы саранча сжигающая клевер
и саламандры юные кричат
домой на север



Песенка

Я видел фильм в елецком шапито:
Я был Мефодий, брел в чужом пальто;
Случайно привязавшись у сарая,
Его нагнала песенка простая.
Есть тайный ножик у простых мелодий -
И вот убит, и вот бежит Мефодий,
Уже недалеко ночной насест,
Вот дом - давай беги в подъезд:
Там женщина по имени Аглая,
Она живет тремя годами рая,
Что выпали пятнадцать лет назад;
Названья комнат помнит невпопад.
Он рад - она его не видит:
Они порхают в сладостной обиде,
И, оттолкнувшись от картонных плит,
Мефодий воет, падает и спит.



маленький

как-то нелегко
холодно
сделайте укол
в голову
стану я опять
маленький
буду рисовать
сабельки
проколю больших
стрелами
а карандаши
белые



* * *

В отрыв от лета уходя,
Завхоз осеннего дождя
Везет воды четыре бака,
Его служебная собака

Сидит в тележке тыловой,
Толкает дверку - из-за дверки
Летят стальные водомерки,
Скользят по зыбкой мостовой,

Переливаются, ярятся,
Пугают солнечного зайца,
А тот, в тени липучих слив,
Лежит - бесстрашен и ленив.



* * *

в среду вечером скажут - сдуру можешь поверить
этой ночью опять умирать - заплакать
и вот из тебя убегают разные птицы и рыбы и звери
в перелески садки перекрестки слякоть
слезы глотают - черный йогурт четверг - liebe mutter
думать думать одно - холодно - как всего было мало

жизнь вернется обратно в пятницу утром
мокрой собакой под одеяло
Страница,  на  которой  Вы  сможете  купить  книгу



Сетевая
Словесность
КНИЖНАЯ
ПОЛКА