Сетевая
Словесность
КНИЖНАЯ
ПОЛКА
Южная звезда
Журнал современной прозы, поэзии, мемуаристики
Ставрополь
Южная звезда
320 стр.
Наш журнал представляет современную литературу, какая она есть. Наше время и история глазами современных писателей и поэтов. Взгляд на события, оценка чувствами и разумом. И, конечно, полет фантазии. Разные стили, темы, идеи... И увлекательное чтение.
В вышедших номерах опубликовано более семидесяти авторов. География самая разнообразная... На востоке у нас пока крайняя точка - Улан-Удэ. На севере - Тюмень. На западе - Санкт-Петербург. Публиковались и авторы из-за рубежа: из Германии, Кипра, Израиля, Нью-Йорка...

[ Южная звезда ]



№1-2, 2004 г.

Иван Савицкий

ПЛАЦДАРМ В ЗАХОЛУСТЬЕ

Отрывок из романа

Утро было на удивление ласковым. Даже легкий ветерок, который все эти дни тянул с моря, вдруг стих. Может, поэтому Будар, вставший раньше остальных, прежде чем заняться приготовлением рыбжи, глянул на ровную гладь и оторопело замер: она начиналась непривычно далеко - за песчаным берегом теперь виднелась влажная поверхность, некогда бывшая дном моря, с редкими валунами и россыпями не успевших уползти моллюсков.

Он присвистнул, оглянулся, намереваясь обсудить это явление, но рядом никого не было и тогда он вернулся во дворец.

Растолкал Адара.

- Пойдем, кое-что покажу...

Тот с неохотой поднялся, пошел следом и долго тер глаза, тряс головой, наконец буркнул:

- Я еще не проснулся...

- Да нет, ты видишь то, что видишь, - произнес Будар.

- Подымайте всех, - вдруг раздался голос Суперсудьбоносной.

Море отодвигалось на глазах, обнажая прежде невидимую подводную гряду.

- Мне это очень не нравится, - взволнованно произнесла Аджа.

- Но все-таки неплохо было бы подкрепиться, - прервал тягостную паузу Адар.

Суперсудьбоносная посмотрела в сторону дальних гор и отметила, что дымов над их вершинами стало гораздо больше.

- Да, пожалуй, Адар прав, - сказала она. - Что бы нас не ждало, необходимо быть в форме...

Пока Будар готовил рыбжу, все не спускали глаз с моря. А оно все отступало и отступало...

- Так было после того удара... На вездеходе, - негромко произнесла Зита. - Тогда вода тоже куда-то ушла...

Затиса непонимающе взглянула на них. Хотела что-то сказать, но промолчала.

Поедая рыбжу, как никогда аппетитно пахнущую, никто не замечал вкуса. Механически жуя, продолжали глядеть на обнажающееся дно. Вдруг Адар сорвался с места, быстро прошел во дворец и тут же вернулся.

- На радаре понизился уровень биофона, - сказал он. - В принципе это объяснимо, расстояние до воды увеличилось...

И замолчал, не зная, какой сделать вывод.

- Пора за работу, - наконец прервала затянувшуюся трапезу Суперсудьбоносная.

Все, словно ожидая этой команды, посмотрели в сторону дворца. Теперь было видно, что своды получились. Через несколько дней последние камни лягут в центре, оставив небольшое отверстие над местом для костра. Суперсудьбоносная дала согласие на его размещение, выслушав настоятельные пожелания всех и уступив после аргумента неоспоримого: длительность периода ветров, во время которого готовить пищу можно было лишь во дворце.

- Хорошо, что запасы есть, кто знает, когда оно теперь вернется, - громко произнес Будар.

- Если вернется, - не выдержала, выразила сомнение Затиса и по выступающим камням стала подниматься на свод.

Суперсудьбоносная проследила, чтобы все занялись делом, направилась по склону на гребень, с которого был виден первый штандарт. Окинула взглядом горизонт. Удивилась еще раз тишине и безветрию и, повернувшись, оторопело застыла, потом рванулась вперед; бежала так, как никогда не бегала и как не должны были двигаться даже в самой большой опасности властительницы и издалека, надрывая голос, закричала:

- Вниз! Быстро!

Ничего не понимающие Адар и Затиса со свода удивленно глядели на нее и не двигались, и тогда она вытянула руку в сторону моря, крикнула:

- Смотрите!

И в следующее мгновение они уже торопились к остальным, неподвижно застывшим, не смеющим отвести взгляда от гигантского, черного, подымающегося все выше и выше и неотвратимо надвигающегося вала, изогнуто нависающего над стремительно исчезающими в нем остатками того, что некогда казалось безграничным и безбрежным.

- Дождались, - выдохнула Затиса и в тишине ее голос прозвучал оглушающе звонко.

И все, словно очнувшись, посмотрели на Суперсудьбоносную.

Та помедлила, сопоставляя высоту вала и прибрежной скалы, дворца, поражаясь мизерности последних по сравнению с этой никогда не виданной прежде силой и наконец выкрикнула, хотя тишина была мертвой:

- Берем все, что можем, и вверх по склону! Бегом!

И в это время поверхность дрогнула, заставив всех покачнуться, растеряться и помедлить, но голос Суперсудьбоносной подхлестнул:

- Бегом!

Кто что схватил в эти стремительно уносящиеся мгновения, вспомнить потом не смогли. В следующий миг все уже неслись по склону, не соблюдая ни порядка, ни осторожности и более всего не желая оглянуться, потому что гигантский вал уже закрыл Сонше, и сразу же ударил порыв ветра, от которого они стали падать, все еще продолжая двигаться, пригибаемые и подталкиваемые одновременно тугой волной, и в это время сводящий с ума грохот ударил по ушам, отчего все закричали, но никто не слышал даже своего собственного крика, а позади что-то крушилось, грохотало и совсем не ласковая пенная вода обрушилась на них и поволокла по склону вверх, а потом все смешалось: пыль, вода и они...



- 5 -

Каждое утро откладывало экспедицию еще на день. Дымки над вершинами, куда им предстояло идти, не только не исчезали, но все множились и множились. И это утро ничем не отличалось, разве что еще большим зноем, от которого женщины и мужчины спасались в водоеме.

Первыми заторопились к воде женщины, смуглые, шумные, окончательно просыпаясь и будя окрестности. На их возгласы стали выходить из хижин мужчины, собираясь у костра, и они первыми почувствовали дрожание поверхности.

- Мне кажется, или нас действительно потряхивает? - вопрошающе произнес Зантис, и в это мгновение произошел первый настоящий толчок, от которого все упали как подрубленные.

В паузу между этим толчком и катастрофой женщины успели выбраться на берег и даже накинуть на себя одежду, но до мужчин не дошли: казалось, поверхность вдруг вздыбилась, сбрасывая с себя все, что на ней находилось; рухнули стены, ограда, рассыпались, словно игрушечные, хижины, сети накрыли тщетно пытающихся подняться людей, а следом на них обрушилась вода из водоема и потащила задыхающихся непонятно куда, а в следующее мгновение раздался оглушительный звук и над дальними горами взлетели гигантские столбы раскаленной тверди.

Вода, тащившая их, становилась все меньше и меньше, но сориентироваться и что-либо разглядеть никто из них не мог, пока не возникла пауза, но она была столь коротка, что ни Красис, ни остальные даже не смогли разглядеть друг друга, потому что в следующее мгновение их начало возносить невесть куда, и сеть стала разрываться, уже не в силах удерживать их всех вместе, и теперь каждому суждено было свое движение, о котором никто из них не мог и предполагать...



- 6 -

Они были уже в полной готовности, ждали лишь команды Князя, чтобы начать движение, и когда стали падать, не понимая, что происходит и отмечая, как поразительно медленно и бесшумно падают деревья, - хорошо, что все в одну, противоположную от них сторону, - никто ничего не понял. И в этом непонимании их накрыл резкий грохот, вслед за которым со стороны, откуда они пришли, прилетели ярко-красные глыбы, воспламеняющие все вокруг.

Князь по намертво въевшейся привычке коснулся бугорка под мышкой и устремился вперед, краем глаза отмечая, что его спутники не следуют за ним, стоят, ошарашенно оглядываясь, и тогда лишь вспомнил, что это уже не действует, и скомандовал:

- Уходим! Быстро!..

И с неожиданной для него резвостью устремился между деревьями, интуитивно выбирая наиболее открытые места, и новый толчок застал их на небольшой полянке, где они и отлежались, пока все вокруг устилалось деревьями, а сверху летели и летели огненные шары и гудящее пламя стремительно наступало.

Как только закончилось землетрясение, они опять побежали, ощущая позади огненное дыхание, давно уже растеряв всю свою поклажу, лишь Силадж и Радж намертво вцепились в стволы, понимая, что это главное, что нужно спасти.

Еще несколько раз их бросали на поверхность толчки, в конце концов, они выдохлись и на одной из полян упали замертво, уже не обращая внимания на гудящее пламя позади, не в силах двинуться.

- Надо идти... К воде, - прерывисто произнес Князь.

Он оглядел раджинцев, понимая, что они ощущают то же самое, что и он, - стягивающую, болезненную до невозможности Кожу.

- Надо...

Он не приказывал, он взывал о необходимости спасения.

Первой поднялась Монжа, подчиняясь инстинкту материнства. Покачиваясь, постанывая, пошла через поляну от огня и Князь засеменил вдогонку, стал впереди, показывая направление и краем глаза отмечая выстраивающуюся за ним цепочку...



- 7 -

Она долго не могла понять, где находится. Сначала ей показалось, что это тот самый укромный уголок в питомнике, куда она любила убегать в свободные минуты, чтобы помечтать о будущей взрослой жизни. Потом вдруг вообразила, что это деревня на глиссере, но почему-то основательно разрушенная, и решила обязательно наказать виновных хрисов, и эта мысль вернула ее в действительность. Она вспомнила, что она - Суперсудьбоносная, и что в прошлом случилось нечто ужасное.

Когда перед глазами перестали мелькать серебристые искорки, она увидела склон, выглаженный до матового блеска. Преодолевая боль во всем теле, поднялась, огляделась: все вокруг было одновременно и знакомым, и нет. Побрела по склону наискось вверх, так было легче, можно было помогать себе руками, шла, пытаясь понять, зачем и куда, вспоминая, что она должна быть не одна, и вспомнив об этом, остановилась, стала разглядывать скорчившееся в стороне тело, пытающееся спрятаться в кольце собственных рук, пошла к нему, наклонилась, чтобы узнать, кто это, и услышала стон.

Тело распрямилось, открывая лицо. Это была Аджа. Она продолжала стонать, невидяще уставившись перед собой, а Суперсудьбоносная устало присела рядом и стала ждать, с трудом преодолевая слабость и невыносимое кружение перед глазами. Ни о чем не думая, она смотрела на лохмотья, оставшиеся от туники Аджи, на ее кожу, пока та наконец не повернулась и в ее глазах не появилось осмысленное выражение.

- Нас - двое? - вопросительно произнесла та и звук ее голоса окончательно вернул Суперсудьбоносной память.

Не отвечая, она осмотрелась и уже своим, знакомым ей голосом сказала:

- Они должны быть где-то здесь...

Пошла вдоль ложбины - и не ошиблась: за изгибом они увидели покачивающегося Будара, у ног которого лежал еще кто-то. Лежащим оказался Адар. Он был неподвижен и Суперсудьбоносная, опустившись на колени, коснулась его раздувшегося лица, услышала глухой, словно донесшийся издалека, голос Будара:

- Он задохнулся... Он был засыпан, я откопал...

Суперсудьбоносная распрямилась, невидяще уставилась перед собой, вглядываясь в приближающуюся фигуру. Это была Затиса... Она также опустилась на колени, коснулась ладонью лица Адара, поднялась, оглядела остальных, выдохнула с надеждой:

- Зита?

- Не знаем, - ответил Будар и побрел следом за Суперсудьбоносной, уже уходящей дальше по склону.

Они нашли Зиту почти на самом верху, судорожно сжимающей в руках метательную трубку, словно кто-то только что пытался ее отнять и беспрестанно стонущей. Она взглянула на них, хотела что-то сказать и потеряла сознание. И только когда Будар стал подымать ее, застонала, попыталась левой рукой подхватить правую, бессильно отвисшую, и Затиса поспешила на помощь.

- Перелом, - сказала она.

И Суперсудьбоносная кивнула, глядя в ту сторону, где должно было быть море.

И оно было. Застывшее, тяжелое, коричневое, под безоблачным небом, почти такое же, как прежде, и в то же время другое.

Берег тоже стал другим, теперь он полого переходил в море, ровный, выглаженный. Она подумала, что, очевидно, это другое место, все еще не желая верить в исчезновение дворца, водоема, и пошла дальше.

Но дальше тоже был такой же ровный берег.

И в другую сторону.

Не было рощицы.

Не было ничего, кроме голой поверхности...

Она остановилась.

Будар положил Зиту, и Затиса тут же занялась ее рукой, сделав из кусков своей туники кокон. Теперь на ней, как и на остальных, оставались лишь остатки одежды, почти не закрывающие тел, но никто не замечал этого.

- Адара я похороню, - неожиданно сказала Затиса.

Она была единственной, кто уже вполне пришел в себя.

Суперсудьбоносная кивнула.

- Я думала - это конец, - призналась Аджа. - Ничего не помню. Что это было?.. И как мы остались живы?

- Склон... Это спасло нас... Волна перевалила и не ушла обратно, - пояснила Суперсудьбоносная и добавила: - Дворца нет, города нет...

- Есть оружие, - сказал Будар. - Значит, мы можем защитить себя... Начнем все сначала.

- Но не здесь, - твердо произнесла Суперсудьбоносная.

- А как хрисы?.. Как наши, что с ними? - вдруг вспомнила Аджа. - Или это было только с нами?..

- Хотелось бы надеяться, - уклончиво отозвалась Суперсудьбоносная.

И Аджа ужаснулась: а если кроме них никого не осталось на этой планете?

- Это мы обсудим позже... Что с Зитой? - спросила Суперсудьбоносная.

- Я не знаю вашего жизненного потенцала.

- Она прошла все процедуры навыков самовосстановления...

- Будем надеяться, - уклончиво отозвалась Затиса.

Суперсудьбоносная, нисколько не заботясь о том, какое впечатление производит, откинулась на спину рядом с Зитой, закрыла глаза. И остальные последовали ее примеру...

Очнулись они под вечер от голода. Будар молча спустился по пологому склону. Долго бродил по воде, периодически наклоняясь, но вернулся ни с чем. Пока его не было, Затиса сходила и похоронила Адара.

Будар лег по другую сторону от Зиты, положив себе на грудь метательную трубку и, ни к кому конкретно не обращаясь, произнес:

- И костра не будет все равно...

- Не будет, - согласилась Затиса.

- Но хищников, по-видимому, тоже, - заметила Аджа.

- Хорошо бы...

Похоже, никого уже это не пугало.

Так всю ночь, просыпаясь по очереди и не обращая внимания на происходящее вокруг, они приходили в себя, а наутро голод напомнил о себе.

Пришла в себя Зита, она явно выглядела лучше и даже смогла подняться. Затиса закрепила ей сломанную руку на груди, подумав, что действительно жизнеустойчивость у властительниц очень высока, выше, чем у хрисов. Зита улыбнулась ей, виновато пояснив:

- Ничего не помню...

- Ты молодец, - неожиданно похвалила ее Суперсудьбоносная. - Ты сохранила метательную трубку. - И после паузы спросила: - Сможешь идти?..

Та сделала несколько шагов.

- Смогу.

- Тогда пошли, - повернулась Суперсудьбоносная к остальным и неторопливо, так, чтобы Зита успевала, пошла за склон...

К вечеру они лишь дошли до первой низкой растительности в долине, которая местами все же сохранилась, хотя местность казалась незнакомой из-за обилия ям и бугров, которых прежде не было. Да и все изменилось вокруг, но плато было видно, оно осталось, правда, поднялось, или опустилась долина, которую они пересекали во второй раз, - понять было трудно...

Они не встретили никакой живности, но под одним из низкорослых деревьев нашли немного небольших и незнакомых плодов и остановились здесь же, не в силах больше терпеть голод и преодолевать усталость. К тому же Зита шла с трудом.

Плоды показались удивительно сочными, но совсем не утолили голод, и Будар до темноты покружил по пятачку растительности, отыскал еще немного таких же плодов и они, наконец, притупили ощущение голода.

Плотно прижавшись друг к другу, они забылись, доверив свои жизни этой жестокой планете...

Вернуться в оглавление

Страница,  на  которой  Вы  сможете  купить  журнал



Сетевая
Словесность
КНИЖНАЯ
ПОЛКА