Сетевая
Словесность
КНИЖНАЯ
ПОЛКА
Южная звезда
Журнал современной прозы, поэзии, мемуаристики
Ставрополь
Южная звезда
320 стр.
Наш журнал представляет современную литературу, какая она есть. Наше время и история глазами современных писателей и поэтов. Взгляд на события, оценка чувствами и разумом. И, конечно, полет фантазии. Разные стили, темы, идеи... И увлекательное чтение.
В вышедших номерах опубликовано более семидесяти авторов. География самая разнообразная... На востоке у нас пока крайняя точка - Улан-Удэ. На севере - Тюмень. На западе - Санкт-Петербург. Публиковались и авторы из-за рубежа: из Германии, Кипра, Израиля, Нью-Йорка...

[ Южная звезда ]



№ 4-5, 2002 г.

Андрей Гатило

ТЕНЬ ДРАКОНА

Отрывок из романа

Четверо появились со стороны восхода. Их черные силуэты помаячили на сером фоне горизонта и снова исчезли за кустами. Там они принялись сбрасывать с себя поклажу.

- Похоже, пришли, - тихо произнес Михалыч. - Берем только оружие и приборы. Все остальное прячем вот здесь.

Курт сел на песок и полез за сигаретами. Михалыч постучал себя по лбу, и Курт с досадой сплюнул. Германцев наконец подтянул ремень на портупее.

- Черт, мешает! - недовольно произнес он. - Словно конская сбруя.

- Что, Димка, не с руки? - спросил Михалыч, подпрыгивая на месте, в который раз проверяя, не гремит ли что.

- Никакой охраны! Марьян что-то говорил об излучении. Но прибор молчит. И я ничего не чувствую. А ты?

- Тоже ничего... - Михалыч мельком глянул на браслет своего прибора и с сомнением скривил губы.

- Может быть, вырубили?

- Не нравится мне это, - отозвался Семен, не отрываясь от бинокля. - Ничего не вижу. Голый пустырь, и все. Хотя движется что-то... Не пойму что.

Неясное ощущение тревоги липко и тошно подкрадывалось к горлу. Германцев сглотнул едкую слюну и несколько раз примерился к рукояти пистолета.

"Где-то здесь должны быть патрульные машины", - подумал он.

Будто в ответ на его мысли из-за холма показался изрядно потрепанный боевой робот Базы. Семен опустил бинокль и спокойно направился навстречу.

- Нет, это не патруль. Это "Т-89", - пояснил Семен, - секретный. Значит, мы уже на полигоне. Однако, знатно его отрихтовали. Битый-перебитый. Посмотри, какие дырки! Чем это его, интересно? У него же новейшая секретная броня, смотри, Михалыч, сюда... Многослойка.

Все шесть суставчатых лап боевого робота были целы, но корпус измят и продырявлен как решето.

Они подошли поближе. Манипуляторы отсутствовали, гнезда автоматических пушек вывернуты наружу. Семен попробовал забраться внутрь.

- Безнадега... - разочарованно сказал он, спрыгивая на землю. - Все накрылось. Ходячая мишень.

Робот угрюмо потоптался на месте, затем зашагал, повинуясь тайным сигналам полуживого управления.

- Мне кажется, что-то здесь не то, - пробурчал Германцев, настороженно осматриваясь. - Так где же База?

- Вот здесь. - Михалыч ткнул пальцем в карту. - Вот тут она должна быть.

- По-моему, все идет слишком легко. Охраны нет. Защиты нет. Марьян куда-то делся.

- Марьян?.. - отозвался Семен. - Где-то рядом. Но что-то не видать.

- Черт знает что, - буркнул Курт.

- Все, пошлепали дальше! - Михалыч махнул рукой.

- А по-моему, мы уже пришли, - сказал Семен, указывая в сторону. - Вот она.

Германцев проследил его взгляд и увидел небольшую дыру, скорее - нору, в склоне холма. Семен медленно, почти крадучись, подошел к ней и, пригнувшись, стал всматриваться в темноту.

- Ни черта не видно...

Он вынул фонарь и скрылся. Через минуту он вернулся и замахал руками.

Им пришлось проползти около полусотни метров в жидкой холодной грязи узкого туннеля.

- Чего только не приходится делать в этой жизни, - бурчал Курт, отплевываясь.

- Здесь какая-то дверь! - послышался голос Семена.

Ржавая железная дверь. Михалыч подполз к ней вплотную, взялся за торчащий рычаг и уперся ногой в стену. Дверь неожиданно легко распахнулась, и Михалыч полетел в грязь, нелепо взмахнув руками. Тут же вскочил, чертыхаясь. Семен заглянул в дверной проем.

- Ложись! - вдруг заорал он и сиганул назад.

Германцев, не задумываясь, рухнул лицом вниз, нащупывая на лету оружие. Откуда-то сверху раздался вой, переходящий в пронзительный визг. Застучали автоматные очереди, и полумрак прорезали вспышки пламени. Германцев заметил, как Михалыч лупит из автомата в сторону двери. Германцев вытащил пистолет, но не увидел противника.

Раздался оглушительный взрыв. Он оглох. Казалось, что кто-то ударил его по ушам. Он попытался приподняться на локте... Прогремел следующий взрыв. Наступила полная тишина.



Германцев лежал на каменном полу лицом вниз. Рук он не чувствовал.

- Здравствуй, любезный, - узнал он голос Марьяна. - Я же тебе говорил, что еще встретимся.

Кто-то невидимый подошел слева и перевернул Германцева на спину толчком ноги, затем рывком приподнял его за плечи и бросил на жесткий металлический стул с подлокотниками. Толстые кожаные ремни быстро и намертво прихватили руки и ноги.

- Вот теперь поговорим. - Марьян сидел напротив, потирая ладони. - Будешь говорить? Очень советую, прямо настоятельно рекомендую говорить. Видишь, как все получилось? Лопухнулись вы, однако. Как дешево лопухнулись! Даже неинтересно.

Марьян жестом отослал всех, кто был в помещении, и подкатил к Германцеву небольшой эмалированный столик. На нем лежали сияющие никелем инструменты: щипцы, зажимы, длинные иглы.

- Пока, по всем правилам допроса, я ограничиваюсь демонстрацией этих побрякушек. Видишь, какие штучки? Очень миленькие вещицы... Развязывают язык кому угодно. Для начала я хочу спросить - где списки нашей агентурной сети? Меня очень интересуют наши люди, наши агенты... Кто разрабатывает проект "ТОР-1"? Кто должен был выйти с вами на связь? Где, когда, какие каналы передачи? Я знаю, что вся информация должна быть перекачана на спутник. Мне нужен ключ к шифру, мне нужно все.

- Я могу... - Германцев с трудом шевелил распухшими губами. - Могу только догадываться, кто. Точно не знаю. Шифра у меня нет. На меня должны были выйти уже на Базе.

- Догадываться я сам умею, ты мне, мил человек, точно скажи.

Германцев промолчал.

"Где Михалыч? Что с Семеном? Где Курт?"

- Сколько человек было в группе? - спросил Марьян, звякая инструментами.

"Если он спрашивает об этом, то кому-то, возможно, удалось скрыться. Или все погибли, кроме меня".

- В группе? - удивленно поднял глаза Германцев. - А почему в группе?

- Потому! - раздраженно заорал Марьян. - Кто еще был с тобой?

"Точно, кто-то ушел, - решил Германцев. - Кто же?.."

- Да я их не знаю. Клички только, и все. Ты же сам занимался комплектацией групп, зачем спрашиваешь? Никто друг друга не знает, никаких данных сообщить не могу.

- Не можешь... - Марьян выбрал щипцы с тонкими зажимами и ухватил Германцева за ноготь мизинца левой руки. Резкий рывок - и волна жгучей боли пронзила все тело. Казалось, что раскаленный лом ударил в позвоночник... Германцев стиснул зубы.

"Сладкая боль... Приятная боль. Рука - облако, облако далеко, это только облако, далеко-далеко... Как приятно, боль близка к наслаждению".

- Я же сказал - не знаю, - повторил Германцев. На лице его выступили крупные капли пота.

- Вот как... - протянул Марьян.

"Озеро боли... Я плаваю в раскаленном металле, кожа горит кипящей серой. Я слушаю боль, анализирую боль, изучаю боль... Удар - боль, но тупая, оглушающая, такая боль легко позволяет мне уйти и отключиться. Удары резкой боли скоро пережгут мне нервы, и я стану почти безразличен к ней. Я и сейчас безразличен, мне все равно..."

- Отрубился, черт. - Марьян с досадой бросил иглы.

В комнату вошел Курт.

- Ну что?

- Да ничего. Молчит. Как бы не сдох.

- Нет, это не пойдет. Дохлый он нам не нужен. Какой дурак послал туда спартанцев? Еще не успели адаптироваться, а уже - в самое пекло. Я ведь едва успел отползти.

- Ничего. Они отлично справились.

"Он решил, что я в отключке. Спартанцы... Это кто такие? А это чей голос? Неужели Курт? Боже мой, сразу два внедренных агента... Почти полный провал".

- Его давить болью без толку. Он умеет вырубаться. Крепок, гад! - Марьян пнул ногой стол с инструментами.

- Попробуем ток? - Курт достал электрошокер.

- Ага, а потом ты сделаешь из него идиота? - с иронией произнес Марьян. - Ты же не умеешь работать с током.

- Да что там уметь...

- Дай сюда, дебил. Угробишь мне клиента. Лучше я его отвезу в свою клинику, там есть мастера. Один укол - и он все сам расскажет.

- Попробовать можно... - с сомнением протянул Курт. - Но это все недостоверно. Если он тренирован, кто знает, что он наплетет нам? Стоит ли доверять тому, что он расскажет под уколом.

Марьян сумрачно взглянул на него.



- Быстрей, быстрей... - послышался голос.

"Михалыч?! Точно, он! И Семен рядом!"

- Да режь эти чертовы ремни, - прошипел Семен. - Чего ты возишься?

- Сам попробуй!

Семен одним взмахом рассек толстые кожаные ремни, и Германцев попытался встать. Встал неожиданно легко. Пережитый шок остался в прошлом, азарт наполнял его силой.

- Держи! - Семен вручил ему автомат, и они выбежали через открытую дверь. В полутьме Михалыч короткими очередями встречал каждого, не разбираясь в их намерениях. Коридор наполнился острым, кислым запахом пороховой гари. Неожиданный яркий дневной свет почти ослепил Германцева. Он остановился и зажмурился.

- Бегом, бегом!.. Твою мать!

Они помчались через двор, прижимаясь к стене и стреляя во все стороны. С крыши бил пулемет. Семен внезапно споткнулся, упал и в падении забросил гранату на крышу. Взрыв - пулемет замолк. Но со всех сторон стучали выстрелы, лязгали затворы и летел обильный поток смертоносного свинца. Семен пополз вперед, оставляя за собой темно-красные полосы. Михалыч подхватил его и пытался пробежать, но наткнулся на короткую очередь. Семен откатился в сторону и продолжал бить очередями, остервенело сжав зубы. Михалыч распластался на спине возле какого-то ящика и стрелял сразу из двух стволов в разные стороны, скрестив автоматы на груди. Германцев прижался спиной к стене и быстро разрядил магазин, не успев толком разглядеть противника. Он подобрал с земли камень...

Внезапно наступила тишина, только кто-то вдали отчаянно лязгал затвором. Раздалась короткая очередь - и все окончательно стихло. Камень выпал из ослабевших пальцев, и Германцев на шатающихся ногах, едва не падая, подошел к Михалычу.

- У меня в кармане аптечка... - едва слышно прошептал тот. - Достань шприц, я не могу...

Германцев нашарил небольшую пластмассовую коробку и выудил оттуда шприц-тюбик. Руки дрожали, и он уронил его на землю. Михалыч подобрал шприц и на ощупь, прямо через ткань брюк, сделал себе укол в бедро.

- Иди, помоги Семену. - Он оттолкнул Германцева прочь.

Семен уже распаковал свою аптечку и возился со жгутом, стараясь перетянуть раненую ногу. Под ним расплывалось большое кровавое пятно. Германцев взял жгут, перетянул ногу немного выше колена.

- Что ты делаешь... - раздался тихий голос.

К ним подполз Михалыч и покачал головой. Он снял резиновую петлю с ноги Семена и растянул жгут так, что розовая резина стала белой. Семен вздрогнул и застонал, когда Михалыч перехватил его ногу жгутом.

- Сильнее надо... Иначе кровь не остановишь. Семен, где еще?

- В плечо навылет - две дырки. В ногу - одна дырка, которая под жгутом. Вроде все. А у тебя что?

- Хреново... Одна - в руке, две - в груди. - Голос Михалыча постепенно стихал, превращаясь в шепот. - Хрипит что-то, булькает, и горячо...

Он протянул Германцеву рацию.

Через полчаса над ними завис вертолет.

Вернуться в оглавление

Страница,  на  которой  Вы  сможете  купить  журнал



Сетевая
Словесность
КНИЖНАЯ
ПОЛКА