Сетевая
Словесность
КНИЖНАЯ
ПОЛКА
Бой с тенью
Харьков
Крок
2004
102 стр.
"Алексей смог не потеряться и не потерять, но сохранить в себе многое - от себя же образца ранних 80-х. Сегодня, на фоне упадка общего уровня поэтического письма, на фоне унылых либо циничных интонаций такая яркая, броская манера стихосложения интересна вдвойне. При этом Остудин сумел уйти от "общих мест" эпохи: он ироничен, но не циничен." (Игорь Кручик)
Составитель А.Дмитриев, редактор С.Минаков. Художники: В.Стариков и А.Минакова. Предисловие П.Басинского, послесловие И.Кручика.

* * *

Мне 20 лет. Застава Ильича.

Московский отвратительный рассвет.

"Спидола" напевает "ча-ча-ча" -

а у меня такой игрушки нет.

 

Я соблюдаю вынужденный пост.

Литинститут. Долги. Снежинок хруст.

А у Москвы на всё найдётся ГОСТ,

Как будто создавал её Прокруст.

 

В носках дырявых прячешься в гостях

За кресло, за диванчик, западло

Иметь избыток кальция в костях,

А воспарить, как будто НЛО!

 

Когда же все расселись по местам,

Я понял, осенив себя крестом,

Что я - щенок дворовый без хвоста...

И не жалею, в общем-то, о том.

 

 

 

* * *

Транзистор ночи августовской -

Материй тонких проводник,

Слезой отмучившейся Тоски

В твоё сознание проник:

 

Над небоскрёбами Башкирии,

Над вещей птицей Хоррият,

Занявшись пламенем, Валькирии

В объятья Вагнера летят!

 

Им вслед вздыхая, наши девицы

Рискуют плавать нагишом

Под экскаваторным ковшом

Рассерженной Большой медведицы!

 

А ты, в предчувствии зари,

Сбежав с обрыва Шелангинского,

Ну порисуйся, покури

Отраву музыки Стравинского!

 

 

 

* * *

Мороз и солнце - день опять

пронизан веселящим газом!

С похмелья хочется летать,

а не торчать над унитазом.

 

Свист, как сосулька изо рта.

Не воздух в легких, а заноза -

в нем сладость, горечь, кислота -

сухая кислота мороза.

 

Как шейный остеохондроз,

стоит тупая боль берез.

И, белоглазы, вдалеке,

дома, как рыбы в кипятке.

 

 

 

Бой с тенью

Мы с кем-то подрались до первой крови,

а я плевать хотел на гололёд...

Вон тень моя лежит с разбитой бровью,

и почему-то долго не встаёт.

 

Мой госпиталь - зима. Я на закате.

Широкий снег прошёл через пустырь,

как санитар в распахнутом халате,

по капле проливая нашатырь.

 

 

 

Перед войной

На этом пустыре, наверно,

так, как с протянутой руки,

надкрылья распускала верба -

её мохнатые жуки.

 

И, перечёркивая вечер,

пока не кончился завод,

железным журавлём над речкой

бурлил военный самолёт.

 

В карьере пахло мокрой глиной.

Казалось, это навсегда -

закат, болеющий ангиной,

в кустах - стеклянная вода.

 

и в обмороке, как невеста

перед пострижкою косиц,

на холмике у переезда

шлагбаум, падающий ниц.

 

И за спиной велосипеда

у поселкового мальца

шершавая верёвка следа

разматывалась от крыльца.

Страница,  на  которой  Вы  сможете  купить  книгу



Сетевая
Словесность
КНИЖНАЯ
ПОЛКА