Сетевая
Словесность
КНИЖНАЯ
ПОЛКА
Осенняя Жаба
Рассказы
Санкт-Петербург
Геликон Плюс
2004
236 стр.
ISBN: 5-93682-155-2
В третью книгу петербургского прозаика Дмитрия Горчева вошли, помимо новых текстов, лучшие вещи из прежних сборников: "Красота/Мерзость" ("Геликон Плюс", 2000) и "Сволочи" ("Амфора", 2002).
Книга содержит ненормативную лексику и не предназначена для читателей моложе 18-ти лет.

Ночь

В последний раз такая длинная ночь была отмечена в Петербурге в тот самый год, когда маленький Саша Пушкин замёрз по пути из Царского Села в Старую Деревню, а Лев Толстой лишился половины своей бороды, вырванной злым чухонским ветром. В ту ночь мёртвая чудь всплыла со дна своего озера и, вооружившись тевтонскими рогатыми вёдрами, разграбила пристанционный продуктовый ларёк, а неизвестная баба родила в Лахте килограммовый пакет гречи. Крейсер Аврора сбросил в ту ночь старый свой корпус и можно было видеть, как в прозрачном его чреве копошатся бледные волосатые большевики. Слепые подземные крысы отвлеклись в ту ночь на полтора часа от лизания кислого контактного рельса, образовали на площади Мужества свинью и всех победили.

И много ещё произошло в ту ночь чудных и страшных происшествий, которым не осталось ни свидетелей, ни свидетельств, и лишь мертвецкий нафталиновый запах напоминает о них до сих пор на некоторых станциях подземной железной дороги.



Картины идеального мироустройства

При идеальном мироустройстве спать ночью запрещается. Если человека застали за тем, что он спит ночью, его немедленно сажают в Концлагерь.

В Концлагере каждое утро этот человек должен приходить ровно в семь часов утра на работу и восемь часов подряд вращать Ручку. Ручка торчит из стены, с обратной стороны гайка. Если человек опаздывает на работу хотя бы на одну секунду или плохо вращает Ручку, то его тогда из Концлагеря прогоняют на все четыре стороны и назад даже не просись. Если же он вращает Ручку хорошо, то его переводят на повышение, где нужно вращать уже две Ручки в разные стороны и с разной скоростью.

Кроме того, этому человеку выделяют жену и квартиру на девятом этаже, других квартир в Концлагере не бывает. В этой квартире человек обязан прибить полочки, а жена его должна наварить борща. Если придёт проверка, а человек не прибил полочки или жена не наварила борща, их обоих тоже прогоняют из Концлагеря.

Ещё человеку выделяют Участок, где он обязан растить Корнеплоды. Никаких надземных растений не разрешено, и если заметят на участке хотя бы один зелёный листик, участок отбирают и отдают соседу. Расположены все участки в пяти минутах ходьбы, но добираться до них пешком запрещено, можно только на трёх электричках, потом на двух автобусах и ещё час с сумками через пашню. Без сумок не разрешается.

Если человек за десять лет не нарушил ни одного правила, ему позволено завести Свыню и заботиться о ней, пока Свыня не умрёт. И о детях её заботиться, и о родственниках всех, пока они тоже не умрут. Если человек дождётся, когда умрёт Свыня и все её родственники и только потом умрёт сам, про него говорят, что святой был человек, труженик, Царствие ему Небесное. А если не дождётся, то ничего не говорят - похоронят молча, водки выпьют и разойдутся по домам.


* * *

При идеальном мироустройстве социальный дарвинизм действует противоположным образом: наиболее жизнеспособными при нём считаются Придурки.

Существуют очень подробные правила для выявления и возвышения Придурков, но поскольку эти правила разрабатывались самыми ебанутыми Придурками, которые только существуют при идеальном мироустройстве, эти правила можно использовать для чего угодно - их можно петь или писать их на заборе, или же, руководствуясь ими, варить гороховый суп, но для выявления Придурков они совершенно не годятся. Поэтому Придурки сами себя выявляют и возвышают.

По правилам идеального мироустройства каждая женщина обязана давать любому Придурку для продолжения его рода по первому требованию. Если же женщина не даёт какому либо Придурку, она становится Падшей Женщиной. Падшая Женщина отличается от обычной тем, что может давать только тем, кому ей самой хочется.

Считается, что среди женщин Придурков нет, но это только потому, что при идеальном мироустройстве про женщин вообще ничего не известно. Женщин определяют только по запаху, но никаких указаний на то, какой это должен быть запах не существует.

При том существует огромное количество других указаний, правил и законодательств на абсолютно все случаи жизни. Каждый Придурок сочиняет такие правила для других Придурков, но сам их никогда не соблюдает и не умеет заставить других. Поэтому все Придурки постоянно чем-то недовольные.

Равенства среди Придурков быть не может - один из двух Придурков всегда чем-нибудь да лучше.


Перестать быть Придурком нельзя.

Один Придурок прожил всю свою жизнь в Концлагере, исправно вращал Ручку, растил Корнеплоды, похоронил три Свыни и всех их родственников и умер как положено. И только когда его положили в гроб и собрались заколачивать крышку, посмотрели наконец внимательно на его лицо - а он, оказывается, был Придурок.

Ему потом даже поставили памятник. Этот памятник представляет собой много-много дудочек, торчащих вероятно из Жопы, но на Жопу не очень похоже. Никаких надписей на памятнике нет, но каждый и без надписей знает, что это памятник самому идеальному Придурку какой только может быть.



Юмор

Всякого, кто смотрел по телевизору концерт, скажем, Петросяна или там Коклюшкина, или еще хуже когда они все вместе соберутся с арлазоровым и этим, которого пчёлы покусали, и еще про кроликов, так вот, всякого человека страшно сразу интересует вопрос: где они взяли этих зрителей? Кто вообще эти люди? Откуда они набили ими полный зал? Почему в нём нет ни одного человека, который не умирает от смеха, когда петросян изображает японца?

А всё очень просто. На самом деле, если я или допустим вы пойдём покупать билет на такой концерт, то нам его не продадут ни за какие деньги. Нету, скажут, билетов, нету, все кончились. И тут же продадут билет на самый лучший первый ряд подполковнику в отставке, который стоял за нами. А следующему тоже не продадут - они там очень хорошо в людях разбираются.

Даже если мы, допустим, как-нибудь всё же раздобудем билет - купим у кого-нибудь или, может быть, украдём, то нас всё равно на входе остановят, билет отберут и прогонят, хорошо если ещё по шее не накостыляют, потому что нечего людям настроение кислой своей мордой портить.

Но если так произошло, считайте, что это вам очень сильно повезло, потому что, если вы как-то всё же проникли в зал и начался концерт, а вы там, где нужно не рассмеялись, к вам моментально подойдет охрана и утащит вас за кулисы в гримерную к арлазорову. Все знают, что арлазоров - он не человек, но мало кто знает, что он одним ударом ломает позвоночник в двух местах. Впрочем до смерти он обычно никого не убивает - просто выдергивает из человека всё ненужное и отпускает.

Главное - это к Шифрину не попасть, про это лучше даже не думать, не надо этого.



Сотовый Робот

Когда москвич идет по улице с сотовым своим телефоном, который выдали ему при рождении и положат ему в гроб после смерти, он обязательно говорит в свой телефон: "Я иду".

Если он садится на скамейку, он обязательно скажет: "Я сел на скамейку".

Потом скажет: "Вот я встал и пошел".

Понятно, конечно, что никакой живой или мертвый человек такие сообщения слушать бы не стал, поэтому на обратном конце телефона сидит Робот, Которому Всё Интересно. Этот робот, например от сообщения "я иду" страшно волнуется, кричит "да ну нахуй!!! Да не может этого, блять, быть!!! А куда идешь? А откуда? А когда придешь? Ну? Ну?!!! Да это же просто охуеть можно!!!"

Особенность этого робота заключается в том, что ему на самом деле страшно интересно. Потому что это у него такая одна единственная Функция. Если ему вдруг станет неинтересно, то его простонапросто выключат, и пиздец.




Сетевая
Словесность
КНИЖНАЯ
ПОЛКА